Цитаты: К. Бабаев, А. Архангельская "Что такое Африка"

07
Sep ' 15

Цитаты: К. Бабаев, А. Архангельская "Что такое Африка"

В дополнение к рецензии на книгу - самые интересные цитаты.


ФЛОРА И ФАУНА

...Несмотря на изобилие животного мира, одомашненные животные появляются на Чёрном континенте намного позже, чем на Ближнем Востоке и даже в некоторых областях Европы. Достоверно известно, что африканцами было одомашнено только два крупных диких животных – африканский осёл и кошка (оба в Северной Африке). [...] С некоторой долей вероятности полагают, что в Западной Африке также смогли одомашнить местный вид дикого тура, предка современных африканских длиннорогих коров, что явилось вехой зарождения скотоводства. Это предположение укрепилось после того, как генетики установили – в отличие от домашних кошек, все 60 пород которых ведут происхождение от единого вида ливийской дикой кошки, современные домашние коровы по всему миру происходят от нескольких видов диких копытных, одомашненных в различных районах Земли.

***

Родиной верблюда, твёрдо связанного в нашем представлении с пустынями Африки и Азии, на самом деле является северная Америка, откуда он попал на евразийский материк в эпоху обмеления Берингова пролива. Именно поэтому ближайшим родственником верблюда является южноамериканская лама.

***

Ядовитых змей в Африке порядком, но случаев их нападения на человека относительно мало — это происходит лишь в том случае, если на змею наступить или начать приставать к ней. Сами африканцы сильно боятся змей, особенно чёрную мамбу, которая в случае нападения совершает до двенадцати укусов и очень ядовита. Как объяснили автору этих строк, имевшему счастье познакомиться с чёрной мамбой в гвинейских джунглях, в Западной Африке её называют «десять шагов», потому что именно столько может пройти человек в случае укуса.

ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА

Инфляция достигла мирового рекорда, составив, только по официальным данным, 231 000 000 % в год, а по некоторым западным оценкам — невообразимые 6,5 квинкватригинтиллиона процентов. Власти Зимбабве за три года провели три деноминации валюты (последняя — по курсу 1 к триллиону), но это не помогло: в Зимбабве стала заканчиваться бумага для печатания денег, и в апреле 2009 г. руководство страны заменило национальную денежную единицу долларом США. Итогом преобразований стало превращение одной из богатейших и экономически развитых стран Африки в нищую, голодную страну с разрушенной финансовой системой.

***

Культы личности в современной африканской истории могут перещеголять даже известного нам не понаслышке товарища Сталина. Президент Гвинеи Секу Туре, например, официально именовался «Великий Сын Африки», «Ужас Международного Империализма, Колониализма и Неоколониализма» и «Доктор Революционных Наук». Он издал 20 томов своих сочинений, обязательных для прочтения гражданами, а студентов заставляли наизусть читать на экзаменах его длинные поэмы об образовании. Отменив де-факто действие законодательства, он правил с помощью своих указов и лично вмешивался в работу судов, отменяя любое их решение. В то же самое время президент Ганы Кваме Нкрума в официальной печати именовался «наш отец, наш учитель, наш брат, наш друг, вся наша жизнь, потому что без него мы бы существовали, но не жили… Мы обязаны ему больше, чем воздуху, которым дышим, потому что он сделал нас так же, как сделал Гану».

ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Оба наших первопредка были чернокожими: согласно известному «правилу Глогера», уровень пигментации кожи человека зависит от тепла и влажности окружающего климата, так что жившие в Африке первые люди должны были обладать тёмной кожей, насыщенной пигментом, как и сегодняшние африканцы. В то же время монголоидные и европеоидные обладатели светлой кожи растеряли свой пигмент в ходе тысячелетий, проведённых вдали от яркого солнца, в умеренных широтах. Но это случилось значительно позже эпохи первых людей: лишь спустя 100 тысяч лет после генетических «Адама» и «Евы» их потомки вышли из Африки, чтобы отправиться в своё великое путешествие по планете.

РЕЛИГИЯ

В Тропической Африке христианство подчас настолько тесно интегрировалось с традиционными верованиями, что отделить одно от другого весьма сложно. Так, некоторые афрохристианские секты разрешают полигамию и ввели обрезание в обряд конфирмации. Традиционная и христианская религии могут и сосуществовать: например, в ходе путешествий по Западной Африке автор настоящих строк нередко встречал людей, посещающих с удовольствием и проповеди пастора, и танцы масок, и церемонии жрецов. Африканцы оказались весьма прагматичными людьми и готовы просить поддержки у божеств любого пантеона. В Бенине, например, объясняют, что Христос выполняет просьбы безвозмездно, но не всегда и не сразу, а дух Зангбето более пунктуален и оперативен, но слишком много берёт взамен. В Гане же многие традиционные жрецы используют в своих церемониях не только толчёные черепа обезьян, амулеты и курения, но и Священное Писание. Для стопроцентного эффекта на всякий случай можно присоединить к ним и Коран.

***

Легко понять, что именно привлекало и продолжает привлекать африканцев в такой строгой религии, как ислам. В течение веков это было не только ожидание торговых барышей от сделок с богатыми мусульманскими купцами, но и относительная лёгкость принятия ислама новообращёнными. Для того чтобы стать мусульманином, не нужно учить заповеди, читать Евангелие или проходить через процедуры крещения: достаточно лишь трижды произнести заветную формулу. Исполнять требования ислама тоже весьма просто, тем более что многие из них весьма схожи с исконными африканскими традициями. Например, ислам признаёт мужское обрезание и полигамный брак, которые были распространены в Африке задолго до появления первых мусульман. Богослужения в исламе сравнительно просты, а религиозной иерархии вроде христианского епископата не существует. [...]

При этом ислам как образ жизни — с его строгой регламентацией быта, отношений в семье, принятия пищи и прочего — оказался, напротив, сложен для усвоения. Жители Тропической Африки никогда не отличались особой преданностью одной религиозной системе и не привыкли к суровым тоталитарным догмам религии. Ещё средневековые арабские хроники с горечью констатировали, что даже правители исламских государств Африки, формально приняв новую веру, продолжали участвовать в традиционных церемониях и не стесняли себя в еде в течение священного месяца рамадана. Они пренебрежительно относились к необходимости пятикратных ежедневных молитв и не понимали, зачем стоит ограничивать себя четырьмя жёнами, когда можно завести сорок четыре. [...] Крестьяне же в массе продолжали придерживаться религии своих предков и если даже ходили в мечеть, то от прежних верований отказываться вовсе не спешили.

В результате исламу в Африке пришлось стать более либеральным, чем на Ближнем Востоке. В сегодняшней Эфиопии есть области, где люди в течение жизни три-четыре раза переходят из ислама в христианство и обратно, а по праздникам вместе участвуют в традиционных церемониях. От новообращённых мусульман в Африке обычно не требуется отказываться от прежних религиозных убеждений, а божества старого традиционного пантеона сохраняют свои позиции в исламе при условии принятия старшинства Аллаха. Духи предков получили почётное звание джиннов и прекрасно уживаются с нормами Корана.

***

...Культ священного царя предполагал физическое и духовное совершенство правителя. Прежде чем провозгласить нового вождя, жрецы придирчиво осматривали тело претендента на предмет недостатков, в результате чего много кандидатов отметалось с порога. Девятый оба Бенина был насмерть забит камнями, когда у него парализовало ноги — это значило, что божественная сила покинула царя, а без неё он никому не был нужен. [...]

Ко всем этим несчастьям прибавлялась высокая вероятность насильственной смерти. Раз священным правителем может быть только физически совершенное существо, одряхлевшего монарха следовало убить. Так поступали ещё жрецы древнего царства Мероэ на Ниле, так поступали спустя тысячелетия в том же регионе старейшины народа шиллук: когда правитель терял половую силу (об этом любезно сообщали народу его жёны), его убивали или замуровывали живьём. Как и у шиллук, у нупе Нигерии следовало убивать царя за любую болезнь или просто за чиханье. Чтобы перестраховаться, нупе в любом случае умерщвляли царя каждые семь лет, после чего наследник съедал его мозг, сердце и почки. У хима в Буганде стареющий царь должен был выпить яд из рук верховного жреца, а у йоруба в Нигерии царь убивал себя сам, получив «чёрную метку» от жрецов — яйцо попугая. Всё это происходило потому, что царь — бог на земле — не может быть несовершенным.

***

Духи предков занимают центральное место в верованиях большинства африканцев даже в нашем XXI в. Их авторитет значительно шире, чем роль объекта религиозного поклонения. Предки — это основа социального единства сельской общины, подлинные вожди и моральные судьи своих потомков, мнение которых имеет решающее значение в жизни не только сельского жителя, зависящего от урожая маниока, но и школьного учителя в районном центре, и университетского профессора в столице. За поступками каждого человека неустанно наблюдают умершие предки, хранители культурных традиций и нравственных устоев, и если они разгневаются неправедным поведением своего потомка, то кара наступит неминуемо. Мнение предков легко узнать — они напоминают о себе болезнями, несчастьями, неудачами в делах. Если привычная европейская религиозная мысль идёт от причин к последствиям (если я сделаю Х, бог даст мне Y), то африканская, напротив, оценивает поступки по результатам: раз со мной приключилось Y, значит, я совершил X. Последствия порождают причину. Если человек внезапно простужается, если умирает ребёнок, если муж уходит из семьи или кошелёк потерян на улице — всё это очевидные проявления недовольства предков. Это означает, что человек сам виноват в своих несчастьях: он нарушил табу, мало уделял внимания алтарям предков, занимался колдовством или не соблюдал законы общины.

***

Практически любые беды, происходящие с общиной или отдельным человеком, приписываются в Африке колдовству. Падёж скота, отсутствие дождя, неожиданная смерть от болезни, гибель новорожденного ребёнка или урожай зерна, съеденный птицами по недосмотру заснувшего сторожа, — всё это имеет только одну причину: кто-то из недоброжелателей применил чёрную магию против жителей деревни.

В этом случае старейшины селения садятся обсуждать бедствие, и ни один из них не выскажется о его причинах — здесь как раз всё понятно. Это колдун превратился в змею и укусил человека. Это он подговорил слонов растоптать плантацию таро, обезьян — выкопать весь арахис в поле, а мышей и птиц — объесть кукурузные початки. Он направил на человека падающее дерево, раздавившее его, на деревню обрушил молнию, а на женщину наслал бесплодие. Так что относительно причин бедствия никаких разногласий нет. Осталось лишь узнать, кто именно колдун, и нейтрализовать его. В процессе обсуждения будет предположено, что колдовские чары исходят из соседней деревни, с которой в прошлом году возникли напряжённые отношения из-за украденной коровы. Мы, значит, украли и съели их корову, а они наслали на нас колдовские чары, от которых подозрительно скоропостижно скончался наш восьмидесятивосьмилетний вождь. Если так, то нужно немедленно начинать войну и перебить как можно больше соседей, тогда они больше не посмеют колдовать против нас. [...]

Наконец, последним доказательством будет «допрос трупа» умершего вождя, проводимый жрецом в присутствии всех жителей деревни. Трупа при этом может и не быть, если он уже похоронен: достаточно пряди волос, ногтей или даже личных вещей покойного. Родственники приносят их на деревенскую площадь на специальных носилках, после чего ведущий церемонии призывает духа умершего указать своего убийцу. Родственники обходят каждого жителя, и когда дух видит ведьму, носилки слегка наклоняются в её сторону. Так виновницу обнаруживают, и никто из жителей не будет сомневаться в вердикте.

ЯЗЫКИ

Из двух тысяч лишь 100–200 языков Африки могут похвастаться качественными, подробными словарями и грамматическими описаниями. Ещё для нескольких сотен имеются короткие словарики или очерки, написанные людьми, подчас не имевшими к языкознанию никакого отношения, в основном христианскими миссионерами, стремившимися не столько изучить язык с научной точки зрения, сколько облегчить своим последователям проповедь Божьего слова для местной паствы. Все остальные языки, даже если мы знаем их названия и можем показать их на карте, остаются неизученными и ждут своих первооткрывателей.

***

...Не менее удивительным, чем щёлкающие звуки, кажется и набор гласных в койсанских языках. В том же къхонг, по некоторым подсчётам, гласных звуков не больше и не меньше чем 88 (в русском, напомним, всего шесть). Они могут быть долгими, краткими, носовыми, произносимыми с гортанной и заднеязычной артикуляцией. Особую серию составляют так называемые шепотные гласные, требующие заметно меньшего участия голосовых связок при произнесении. Лингвисты теряются в поисках ответа на вопрос, какую роль играет такое количество гласных звуков для функционирования языка и почему нельзя было обойтись их меньшим количеством.

***

Даже избавившись от колонизаторов, современная Африка продолжает пользоваться их языками. Английский, французский, португальский и арабский остаются государственными или официальными в абсолютном большинстве государств континента. Это происходит не потому, что эти языки оставили по себе такую добрую память, а потому, что они стали «лингва франка» — языками межэтнического общения сотен народов, которые в противном случае не смогли бы найти возможности разговаривать друг с другом в городах и на рынках. [...]

Важным является и вопрос престижа языков, их взаимоотношений между собой. [...] Арабский язык в Судане десятилетиями игнорировался чернокожим населением на юге и западе страны. Нарушивший правила дорожного движения туарег из Мали никогда не будет общаться с гаишником на принятом в полиции языке бамбара, потому что бамбара для него — язык негров, к которым светлокожий туарег веками относился свысока. А полицейский из народности бамбара, конечно, тоже не собирается учить берберский язык туарегов. Однако жители Судана при общении друг с другом с удовольствием воспользуются «нейтральным» английским, а жители Мали — французским, ведь с этими языками не связано никаких межнациональных трений африканских народов.

***

...Но, конечно, самым «говорящим» музыкальным инструментом Африки во все времена был тамтам. [...]

Самое древнее средство удалённой коммуникации в Африке, тамтамы могут передавать информацию на тысячу километров в течение буквально одного часа. Долгая неравная борьба с телеграфом и радио постепенно вытеснила из обихода этот метод общения, а последний мощный удар нанесла тамтамам мобильная связь, но кое-где к югу от экватора они продолжают использоваться для переговоров между удалёнными деревнями. Днём их звук слышится хуже, потому что жаркий воздух несёт сигнал вверх, зато ночью, особенно вдоль больших рек, он разносится на десятки километров! Большие, «царские» барабаны могут звучать на расстоянии 40–50 км, а когда их собирают в ансамбли по 10–15 музыкантов, то становятся возможными настоящие «беседы» с далёкими родичами или соседями по ту сторону гор. [...]

Никто и никогда не созывал общеафриканские конференции для утверждения единого языка вроде морзянки, но всё же с помощью тамтамов по Африке может разнестись буквально любое сообщение. [...] В 1971 г., когда ООН выделила 2 млрд франков КФА для помощи семьям пострадавших от засухи в Западной Африке, в течение дня эта новость разнеслась по огромному региону, причём в самых отдалённых районах к вечеру знали, в какой день и час будет производиться выплата и сколько денег приходится на один гектар. Даже мобильная связь не смогла бы дать такого молниеносного эффекта, ведь, в отличие от владельцев мобильных телефонов, игрокам на тамтамах не нужно оплачивать международный роуминг.

ОБЩЕСТВО

Там, где возрастные классы строго не стратифицированы, власть в общине всё равно, как правило, принадлежит старейшинам — наиболее заслуженных отцам семейств в деревне. Главную роль играет прежде всего возраст, а не заслуги или таланты человека. Вождь может быть и сравнительно молодым человеком, особенно сегодня, когда вождей в деревне нередко назначают указом сверху, «из района». Но его полномочия весьма номинальны, так как основные вопросы функционирования общины решают в любом случае старейшины. [...]

Возраст является в Африке определяющей характеристикой человека, его влияния и уважения к нему. Чего бы ни добился в жизни молодой человек до 30 лет, будь он даже миллионером и доктором наук, для своих соплеменников он останется прежде всего пти («малыш»), как во франкофонной Африке называют молодёжь. [...] Зато старого человека, вне зависимости от его заслуг и достижений, все будут величать отцом, ему достанется лучший кусок в праздничной трапезе, и никто не посмеет перебивать его во время беседы. Подобные представления, характерные для традиционных обществ повсюду в мире, в Африке остаются практически незыблемыми.

***

...Феномен социального родства понимаешь, когда получаешь шанс пожить в африканской деревне. Для африканцев любой человек обязан принадлежать к какому-либо роду. Автору этих строк было позволено вступить в состав местного рода на период проживания среди народа зиало в Гвинее: старейшины присвоили ему новое имя и познакомили с новыми «родственниками», объясняя, кто кем будет теперь приходиться. Так информант, с которым автор работал над языком зиало, стал ему младшим братом, а его родителей нужно было называть «мама» и «папа», причём оба относились к этому как к должному. Однажды вождь деревни посетовал, указывая на статную чернокожую девушку: «если бы она не была твоей сестрёнкой, ты бы мог взять её в жёны».

***

...В Африке семейные узы противоречат общинным, и уже с раннего детства их начинают ослаблять. Прежде всего, человек должен чувствовать себя членом своего рода, «большой семьи», где отцом для него является любой родич старшего поколения. Во многих языках Африки нет даже терминов «дядя, дедушка», их называют папой так же, как и родного отца. До двух-трёх лет ребёнок проводит всё своё время в непосредственном контакте с мамой — как правило, у неё на спине, сидя в специальном платке, сравнимом с модным ныне слингом, обвязанном вокруг материнской груди, из которого его достают только для того, чтобы покормить или помыть. Любой африканец знает страшные сказки о том, как мать оставила люльку с сыном на ветке дерева и её утащил злой дух, гном или колдун, так что даже во время тяжёлого физического труда матери боятся снять со спины свою драгоценную ношу. Проведя на маминой спине два года, ребёнок спускается на землю и начинает ходить в тот же день. Но кормить его грудью мать будет ещё несколько лет, чтобы тем самым сэкономить на покупке продуктов. В некоторых культурах ребёнок кормится материнским молоком до шести-семи лет, причём к этому времени он уже имеет несколько младших братьев и сестёр.

***

Труд — это общественная ценность, и он редко зависит от воли человека. Оплачиваемая работа в африканской деревне по сей день встречается редко, любая работа для члена общины обязательна и ничем не компенсируется, кроме взаимной помощи со стороны общины. Если даже наёмный труд и встречается, оплата производится натурой — зерном, угощением или новорожденным телёнком. Понятий отпуска или каникул здесь тоже не существует. Рассказы белых людей об отпуске и способах его проведения в сельской Африке неминуемо вызывают дружный искренний смех.

Именно поэтому нередко и кофейная плантация, и ямсовое поле, и стада коз и коров являются собственностью нескольких семей или даже всей деревни. Человек может иметь в своём распоряжении небольшой огород для выращивания овощей, но и его сложно считать частной собственностью, потому что в случае, если овощи понадобятся соседям для какого-нибудь праздника, их придётся отдать. Зато община может собрать деньги и купить себе дизельную машину, с помощью которой каждый сможет сделать муку из кукурузы, или даже трактор. [...] Общими для всей деревни могут быть кузница, плуг, и свободно бродящие по улицам козы и куры. Из животных только коровы и собаки, пожалуй, знают своего единственного, настоящего хозяина. Но все эти особенности, конечно, имеют в основе одно фундаментальное отличие африканского традиционного общественного строя от привычного нам европейского — отсутствие частной собственности на землю. Такого понятия в Африке не существовало никогда, и введение этого правового термина в XX в. мало что изменило как в сознании большинства африканцев, так и в политике властей, которые продолжают повсеместную практику «волнового» отъёма и передела собственности после каждой смены власти в стране.

***

При этом жена и сама по себе является запасом, эквивалентом благополучия и богатства мужчины. Почти повсеместно на Чёрном континенте, не исключая и христианские страны, распространена полигамия (надо сказать, нормальное явление для 80 % народов мира). Зажиточные африканцы платят за жён солидный выкуп, понимая, что жёны ценнее любого богатства, ведь они обеспечивают продолжение рода, рост числа наследников, престиж владельца. Браки, кроме того, создают сеть матримониальных союзов между родами, во много раз увеличивая влияние мужчины. [...] Но и для обычного крестьянина несколько жён в радость: они способны обработать большое поле и откопать добротный урожай маниока, который мужчина с выгодой продаст на городском рынке. Именно поэтому сами женщины чаще рады появлению «коллег» в семье — для них это помощницы по хозяйству, а ревность африканской культуре не очень свойственна. По ценности жёны могут сравниться разве что с крупным рогатым скотом, основным мерилом благополучия в африканской саванне. Жену, например, нельзя было продавать в рабство, в отличие от сестры или дочери. Африканские мужчины никогда не могли понять христианских миссионеров, стремившихся ограничить многожёнство, и с большей охотой выбирали ислам.

***

Положение женщин нисколько не облегчается и исламской религией. Для мусульман женщина отвечает за жизнь внутри дома, а мужчина — вне его. На практике это означает, что все тяжёлые домашние работы, включая доставку воды, уборку, приготовление пищи и уход за животными, возлагаются на женщину, окружённую к тому же детьми, в буквальном смысле висящими на её шее. Отношение к женщине как к имуществу, средству производства пищи и воспроизводства детей в неизменном виде перекочевало из традиционной африканской культуры в культуру мусульманской Африки. Причём, если ближневосточные мусульмане всё же предоставляют женщинам весьма значительные права, в том числе и имущественные, многие африканцы предпочитают оставлять своих жён вне ислама. Нередко бывает так, что мужчина ходит в мечеть и соблюдает рамадан, в то время как на женщину возлагается обязанность поддерживать алтари предков и старые языческие культы.

КУЛЬТУРА

...Сегодня культура изготовления и использования масок постепенно уходит. У некоторых народов Африки, отказавшихся от традиционной религии, маски используются лишь для развлечения, в том числе во время христианских праздников, а также для торжественного приёма дорогих гостей, но их религиозный символизм уже утрачен. Однако традиция остаётся подчас весьма живучей. Иначе как можно объяснить тот факт, что во время религиозных церемоний догонов, популярных среди европейских туристов, в последние годы наряду с масками крокодила, удава, шакала и бога воды стала появляться новая маска, о которой в догонской мифологии нет ни слова?

Маска европейского туриста.

***

Музыка и Африка неразделимы. Музыка здесь сопровождает человека повсюду, и без неё африканец не может прожить ни единого дня. Прохожие на улицах африканских городов нередко поют на ходу, люди на остановках в ожидании автобуса выстукивают барабанные ритмы рукой на лавочке, а любое публичное учреждение немыслимо без пронзительно хрипящего радиоприёмника или магнитолы. Самое обидное, что можно сказать африканскому водителю: «Сделайте звук потише, пожалуйста». Потише он сделает, но через некоторое время неминуемо сам затянет песню без конца и края, которой хватит на самое длительное путешествие.

Понятие музыки в сознании африканца неразрывно связано и с песней, и с танцем — во многих языках южнее Сахары все эти понятия объединены одним термином. Вероятно, это объединение характерно для большинства традиционных культур, и лишь европейская классическая культура разделила жанры.

Как и другие сферы культуры, музыка всегда воспринималась африканцами в религиозном контексте. Она является неотъемлемой частью любой культовой церемонии, включая деревенские праздники, обряды инициации, свадьбы и похороны. [...] Каждому из ритуалов поклонения духам и языческим божествам обычно соответствуют свои музыкальные инструменты, мелодии и песни. Но и церковные службы по всему континенту, от Эфиопии до ЮАР, сопровождаются музыкой, пением и танцами. Молитва в Африке всегда существовала в образе песни и никак иначе, а бой барабана и религиозный танец воспринимаются как самая короткая дорога к Богу.

***

Многочисленные варианты музыки и танца существуют для самых разных бытовых нужд, подчас и для весьма экзотических. Во время болезненных медицинских процедур — например, при обрезании — монотонная музыка выполняет роль анестезии. Отрывистая ритмичная мелодия во время родовых схваток способствует удачным родам. У народа дан в Кот-д’Ивуаре существует так называемый лечебный танец, с помощью которого охотники приобретают иммунитет от укусов змеи: при помощи пронзительной психоделической музыки и чрезвычайно энергичного танца вокруг ящика со змеями мужчины доводят себя до исступления, после чего смело хватают ядовитых змей руками. С точки зрения современной медицины это действо вряд ли излечит от яда, однако оно совершенно точно излечивает от врождённого человеческого страха перед змеями.

***

...Причём, в отличие от наших академических хоровых композиций, африканская песня обычно представляет собой диалог между запевалой и хором или двумя группами участников, на манер старой русской игры в бояр. Песня — особый тип коммуникации. Солист начинает куплет вопросом или восклицанием — которые всякий раз могут оказаться импровизацией, — а остальные участники завершают его ответом или заканчивают фразу. Каждый из участников хора тянет свою партию до тех пор, пока хватит воздуха, и часто обрывает свою партию на полуслове, но так как все вдыхают в разное время, то песня продолжается. Солист может варьировать текст песни, даже её мелодию, тогда как партия хора остаётся неизменной: обе части повторяются несколько раз в разных звуковысотных комбинациях. Используя такую технику, африканцы создают песни, состоящие из шести, восьми и более частей (путём повторений, изменения последовательности или введения новых элементов). Так как песня при каждом исполнении заметно модифицируется, записывать её не имеет никакого смысла. Всё содержание композиции зависит от контекста, от текущей ситуации, и цель такой музыки — прежде всего социализация людей в рамках единой общности. Это и делает африканскую песню столь непохожей на европейскую, которая прежде всего является выражением чувств индивида.

***

Африканская музыка, как и скульптура, в XX в. неожиданно для многих оказала мощное влияние на формирование современной музыкальной культуры. Целый ряд направлений современной западной музыки имеет корни в культуре африканских рабов, вывезенных в страны Северной и Южной Америки в предшествующие столетия. Ритмы и мелодии, исполнявшиеся рабами на юге Соединённых Штатов, получили распространение после отмены там рабства в 1865 г., и спустя несколько десятилетий Южный Орлеан стал столицей зарождавшихся направлений мировой музыки — джаза, блюза и спиричуэлса. В ранних композициях так называемого сельского блюза, например, отчётливо заметны приёмы, используемые по сей день в хоровых рабочих песнях Сахеля и саванн Западного Судана. Так африканская музыка, пройдя путь в сотни лет и тысячи километров, стала известной по всему миру. А в 1960-е созданный на Карибских островах стиль рэгги, также впитавший в себя ритмическую музыку африканских рабов, вернулся в Африку.

***

...Бюджет типичного нолливудского фильма составляет около 15 тыс. долларов. Съемки картины продолжаются примерно неделю и проходят «на натуре» — никаких специализированных павильонов или декораций. Если, например, нигерийский режиссер хочет снять сцену в офисе, то он идет в настоящий офис и договаривается об аренде помещения на несколько часов.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через:

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Введите текст с картинки, чтобы доказать, что вы не робот.